shmarla: (Default)
сентябрьским утром на хопре туман над водой, как в горячих источниках, а руку обжигает холодом. рыба спит до обеда, но артур закидывает с равномерным вшшшшш, вшшшшш, пластмассовая рыбка-наживка брыкается в воде, выпрыгивая и погружаясь обратно совсем как настощая. вшшш, вшшшш. лодка убаюкивающе следует течению, кружит на ленивых водоворотах, утыкается в заросли кувшинок, разнокалиберные лягушки недовольно чмокают по круглым листьям.

ира!- кричит ася с другой стороны пляжа - щурки!
про золотистых щурок днем ранее было в сожалением рассказано, что были вот, дырявили овраги, носились попугайскими стаями, но уже, видимо, улетели. против света сначала видно лишь юркие тени, не разберешь, где там щурки, где ласточки, а где обман зрения - но вот несколько садится на сухую ветку и в бинокль можно рассмотреть все их голубые и красные и желтые блестящие перья.
потом пролетел коршун, переговаривались ястребы, и прямо над головой проплыл кто-то огромный, черный, с растопыренными перьями на кончиках крыльев, с белым хвостом подковой и светлым клювом. скопа, что ли, подумали мы. ну кто еще может быть. канюк? скопа? вернулись в дом, бросились к атласу-определителю, не поверили своим глазам, перепроверили в интернете -- орлан-белохвост.

развели костер на песчаной косе, артур опять уплыл за щуками, ася ушла рисовать импрессионистские кувшинки в маленькой запруде, а я пекла картошку в углях и яблоки над углями и чувствовала, как с каждой секундой все лишнее, что привезлось из города и этих двух нервных месяцев, что не утекло с водой по течению, выгорает во мне, оставляя за собой сладкий дым и пепел.
ничего нет слаще печеных на костре горячих еще яблок.
shmarla: (Default)
от торфяновки до ваалимаа шесть километров, половина из которых -- нейтральная территория между россией и финляндией.
шесть километров строго на запад: одни и те же сосны, трава, ледниковые валуны, вылезающие из других валунов. земли нет или почти нет. плодородной земли нет вовсе.
но с той стороны все равно есть поля -- часто совсем маленькие, не всегда ровной формы и с непременным аккуратным туром из камней посередине. камней, которые вытаскивали руками из земли, чтобы посадить на ней рожь.
еще с той стороны расширяют дорогу, и бревна спиленных деревьев сложены в ожидании лесовозов, как мы складываем свои личные поленницы -- все в одну длину и уже без сучьев и корней. сучья, сосновые лапы и корни отдельными идеальными горками лежат неподалеку.
вообще все или почти все, что сделано там -- сделано как для себя. для своего пользования. это вышибающее дух впечатление - и скорее всего именно потому вышибающее, что близкое по километражу - вот оно, те же условия, те же камни, те же озера, большую часть года холод и мрак - но есть то, что есть и это можно и нужно любить. трудно ли полюбить жизнь там, где брошенное зерно рождает урожай, попробуй полюбить камень, на котором выживает только брусника.

дети, на которых никто никогда не кричит и не дергает их за руку. радостные кришнаиты, раздающие сладости прохожим -- за кришнаитами на очень почтительном расстоянии тихонько ползет патрульная машина -- следит, чтоб кришнаитов никто не обидел. на прогулочной аллее в центре города стоит сцена, на сцене - пара рокеров с гитарами и девочка-подросток лет двенадцати, поющая "hallelujah" леонарда коэна. среди зрителей бабушка с совсем юным лицом, не так, как бывает красиво стареют женщины, а как если бы по ошибке вдруг постарела девочка -- быстро говорит мне что-то по-фински и улыбается на мой сбивчивый английский, как улыбнулся бы отзывчивый ребенок. какую правильную и счастливую жизнь надо прожить, чтобы в 80 лет так выглядеть и улыбаться.

в воскресенье все магазины открываются хорошо если в 12, и закрываются не позже пяти. да и плевать на этих туристов, ну правда. приехали к нам -- живите как мы. лето, в конце концов, и редкое, нежаркое, но - солнце. когда еще жить, как не прямо сейчас. для кого, как не для себя.

я плачу, когда уезжаю оттуда. я не плакала, когда уезжала из афин, из парижа, из сказочного стамбула.
каждый раз, когда я уезжаю из финляндии, я собираюсь с духом и говорю себе - ну, в конце концов, 3 часа до границы, ты же можешь вернуться сюда в любой момент, перестань так реветь.
shmarla: (Default)
В Брюсселе я бросила соратников и пошла шляться одна в свое удовольствие, так, как я люблю делать это -- села на метро, вышла на первой понравившейся названием станции и пошла в ту сторону, где меня больше впечатлила перспектива.
Брюссель город очень парадный, имперский, такое могло бы случиться с Петербургом, если бы он остался столицей -- весь в золоте, оградках, ограничительных столбиках, охране и туристах. Другого Брюсселя мне увидеть не удалось толком, к сожалению, трех часов очень мало на что бы то ни было.
Зато я забрела в какой-то небольшой сквер со скульптурами и умудрилась сделать это через какие-то задворки, и там, на задворках, скрытая от все глаз, стояла парная скульптура замшелой галантной эпохи. Я к галантной эпохе питаю противоестественную, хотя и легкую, слабость с тех пор, как на диплом перерисовывала какого-то там Фрагонара на фарфор. Но эти двое были лучше всех фрагонаров и буше вместе взятых.


больше больше
весь покрытый зеленью, абсолютно весь.

+++++ )
shmarla: (Default)


я вынырнула из политической активности, большей частью сводившейся к нытью "как вы мне все надоели и деться от вас некуда и не реагировать нельзя" и на пять минут -- из работы; расскажу вам про лучший в мире военно-исторический музей. (все зевнули, закрыли ленту и пошли спать, я знаю)
лучший в мире военно-исторический музей, далее ЛМВИМ, находится в Брюсселе, столице Бельгии
вход в Королевский музей армии и военной истории - бесплатный, что совершенно удивительно и даже как-то неприлично при размерах и размахах коллекции, я хочу ходить туда каждый день смотреть на самолеты и разговаривать с ними. представьте, а - ангар на 130 самолетов всех эпох, начиная с этажерок и заканчивая американскими разведчиками 60-х годов; двор для военных лодок и катеров, танковый загон на 20+ машин, и это не считая бесконечных залов с железками, одежками и пропагандистскими плакатами. Очень уютный зал посвящен каким-то русско-бельгийским отношениям, там трогательные фотографии Николая II с царевичем Алексеем и нарядные костюмы уланов и драгунов. Еще есть имитация бункера времен первой мировой, там все время что-то ухает и летит со свистом.
я, короче, отвесила челюсть и даже почти не фотографировала.

первым делом ... )
shmarla: (Default)
Ума не приложу, как это читать по-французски или по-фламандски, или даже по-английски -- Зельзат? Цельзейт? Цельцет? Множество вариантов, все недостоверные.
В Цельцайте простая краснокирпичная кирха, светлая и прозрачная внутри, а на стенах -- Страсти Христовы, нарисованные каким-то современным Эль Греко, танк Леопард и внимание к оформлению общественных заведений.


больше

еще Зелзату )
shmarla: (Default)
Страдания мои по поводу Амстердама были вознаграждены на следующий же день, когда мы поехали в Антверпен, по пути завернув в небольшой, на 170 тысяч жителей, голландский город Бреда (Брэда). Заехали мы туда не просто так, а смотреть на танк, но заодно и прогулялись немного.
Задуманный формат нашего путешествия не предполагал какого-либо вдумчивого погружения ни в одно из тех мест, что мы проезжали, и я, отчетливо понимая, что невозможно объять необъятное, все равно об этом немного жалею -- вернувшись, начала этот Бреда гуглить и обнаружилось, что он основан в 10 веке, там есть средневековая крепость! там (возможно) родился Питер Брейгель! огромная кирха 12-15 веков! Хочу, короче, туда снова.
Зато мы застали школьников, которые как раз высыпали с занятий и разъезжались кто куда на великах, пешком, кажется, там ходят единицы.
Чудесный город, даже с окраины.
Вообще, я готова остаться была в любом из маленьких городов, что мы проезжали, что в Голландии, что во Франции; в Европе нет понятия "провинция". Мой взгляд был очень поверхностным, но тем не менее -- кажется, что в этих городах, на 20 тысяч жителей, на 200 или на 2 миллиона - абсолютно равные возможности, куча учебных заведений - в том числе и высших, и творческих, полно приличных магазинов, музеи-парки-развлечения, и совершенно нет этого вот ощущения, что люди тут живут, потому что ну вот так случилось, эхма. Живут там, потому что им там нравится, и у них есть все, что нужно человеку.
Ну и молодежь, конечно, очень симпатичная.





святые и танки )
shmarla: (Default)


Голландия плоская как макетный стол, если мысленно вырубить все редкие рощицы и снести все мельницы -- то будет видно, как закругляется земля. Смеялись, что будет видно, как земля закругляется в обратную сторону -- всю дорогу по Нидерландам навигатор упорно показывал минус 12 метров над (под?) уровнем моря. Как это - мне непонятно.
Вдоль автострад пасутся беспечные коровы невиданных пород, красивые лошади в количестве примерно 2 лошади на душу населения и овцы -- все чистенькие и довольные жизнью. Но творог не делают, балбесы. И зачем им столько лошадей, тоже осталось загадкой, даже при условии, что там развит конный спорт.
Действительно, ветряки -- у почти любого мелкого населенного пункта торчит один-два -- очень они большие, особенно, когда рядом проезжаешь, колосс с огромными лопастями -- даже не верится, что их крутит только ветер, какая же должна быть точность балансировки в этой махине, чтобы он вертелся даже при слабом ветре, а при сильном -- не слетал к чертовой матери.
Действительно, мельницы. У некоторых мельниц сзади подпорки, видимо, их можно (было?) разворачивать к ветру и как-то укреплять. Работающих мы, правда, не увидели.
Действительно, велосипеды -- еще бы, с таким отсутствием ландшафта.

Амстердам )
shmarla: (Default)
после долгих скитаний я наконец вернулась домой
спасибо большое всем, кто поздравлял меня с днем рождения, сюда и на телефон, и простите все, кому я не ответила -- роуминг и отсутствие интернета не дали мне сделать это, а вовсе не бескультурность.
я пересекла 9 границ за 12 дней, и привезла 8 гигабайт фотографий, и нашла еще одну страну любви.



там в ноябре цветут маки, а по полям гуляют белые лошади.
shmarla: (Default)


всю дорогу, заучивая латинские названия еще невиданных птиц, вспоминала Геда из легуиновского Земноморья. Гед, ястреб-перепелятник. Акципитер нисус.
но у того Геда не было и вполовину того хладнокровия и безучастности, какое выказывают ястребы небесные, разве что, может, к концу книги, когда он наконец повернул Тени навстречу.



ловушка устроена, как рыбные донные сети -- широченный раструб сужается до коридора с двумя круглыми "выходами", ведущими в сетчатые клетки. попасть туда - очень просто, выбраться оттуда - лишь по чистой случайности. то и дело внутрь забредают сообразительные лисы, мелкие хищники, одичалые коты -- полакомиться птицами, которые никуда не могут деться. таких гостей, понятно, на станции никто не любит и участь их часто печальна.
ястребы же попадают в ловушку честно охотясь -- но тоже нисколько не теряются, оказавшись в плену.
+++ )
shmarla: (Default)
отъехали мы на 3 часа от Москвы, и на первой длинной остановке вышли из вагона погулять, а на перроне пес.
нечесаный, кудлатый, похожий на сильно обедневшего ондатра из муми-троллей -- именно вот этой вот внутренней гордостью, он лежал около бутерброда с сыром, и, как он думал, грозно скалился на всякого, кто на этот бутерброд посматривал. все, включая нас, над ним по-доброму смеялись, а через 20 минут сели в поезд и забыли о нем думать.
а он о нас нет -- потому что встретил нас в калининграде и проследил, как мы садимся в автобус.
___
покупали с Асей еду на неделю.
отошли от касс, с некоторым сомнением посмотрели на 4 огромных неподъемных пакета
мы, говорю, Ася, какие-то Гаргантюа и Пантагрюэль с тобой.

через день в полевом сортире обнаружили рулон туалетной бумаги под названием Утята
___
вегетарианская тема испытывалась на прочность всю дорогу -- сначала добрые биологи упражнялись в остроумии, потом балтийское море устроило банановый шторм -- идешь по берегу, ищешь янтарь, глядь, банан. через двадцать метров -- банан. потом еще один. и так на протяжении полукилометра.
смирилась, поблагодарила, почистила один. есть не стала, оставила куличкам и чайкам.
___
бродила по берегу, воображала себя муми-троллем, ищущим сокровища. нашла это.

___
первый холодный день за все время нашего пребывания: наползли и обложили тучи, ветер ледяной, птицы не летят, хочется укутаться в спальник и никакой активности.
вот бы, говорит Ася, я бы сейчас пошла поспать после обеда, а проснулась бы -- и солнце.
и уходит.
а я сажусь рисовать дикий виноград и наблюдаю, как дорогое мироздание судорожно распихивает тучи по карманам, чтобы через пару часов, к асиному пробуждению, обрадовать ее солнцем и теплом.
"Семь часов -- разгон облаков, установление хорошей погоды. С восьми до десяти - подвиг!"

и так всю неделю.
shmarla: (Default)


вообще со словами как-то не очень. я честно собиралась вести дневник, и даже начала это делать в автобусе по пути на косу, но вот автобус приехал, вот мы, обвешанные рюкзаками и спальниками из него вышли, вот он слегка напылил на прощанье и уехал дальше по извилистой дорожке куда-то в поселок Морской через поселок Рыбачий, вот мы вошли через невысокую калитку на территорию биостанции, вот я ощутила за спиной море, и ох, впереди море и, кажется, так там и стою, меж этих сосен, на узкой мощеной тропинке, а мимо идет незнакомый мне еще Арсений Львович, буднично помахивая ястребом. какие уж там записи.

+++ )
shmarla: (Default)
в окском природа, как у моей бабушки в деревне -- песчаная порода, на которой так хорошо растут сосны и так плохо -- все остальное. после целого дня солнца, сменяемого дождем и обратно солнцем, пахнет, как в прогретой сауне, а если пройти мимо недавно спиленной березы -- то русской баней, вениками и уютом.

в журавлином питомнике -- фруктовый садик, на единственном глиняном участке в округе, давно-давно там был зеркальный завод, а теперь там растет жимолость, смородина, крыжовник и яблоневые деревья. посреди сада -- крохотный пруд, где живут живут моллюски и головастики, на которых охотятся ужи и сотрудники питомника, выгуливающие ручных журавлят. те же, завидев у тебя в руках моллюска или червяка, умоляюще тянут длинную шею и кричат дайдай-дайдайдай
еще в садике растет крапива в человеческий рост и развесистые лопухи, то есть росла, до нашего приезда. крапиву выпалывали, чтобы журавлики, гуляя, не кололи себе ноги, я до сих пор мысленно всхлипываю, думая об этом.

потомство живущих в питомнике птиц делится на три вида -- родительские птенцы, ручные и совсем уж "сиротки", воспитываемые человеком-дельтапланом. родительских птенцов воспитывают, соответсвенно, родители, они вырастают дичками, их отпускают на волю или по обмену в большие заповедники. ручных забирают у родителей сразу после вылупления и воспитывают люди, чтобы, когда те вырастут, отдать их в зоопарки или другие питомники -- журавли птицы территориальные и страшно нервные, завидев человека -- бросаются на сетку вольеры и могут повредиться или погибнуть*, а ручные птенцы вырастают с осознанием человека как равного себе (или себя как равного человеку?) и никого не боятся и даже заигрывают.
третья птенцовая карьера -- быть воспитанным дельтапланом. это делается при необходимости показывать птицам новые миграционные пути; птенцов воспитывает человек в специальном костюме, потом их тренируют на полигоне, и во время тренировки человек в костюме журавля управляет дельтапланом.
только вообразите себе это.
еще )
shmarla: (pale)
провела вместе с Асей неделю в Приокском биосферном заповеднике, в питомнике редких видов журавлей
познакомилась с парнем, его зовут Фарух, и я влюблена.



вообще, строго говоря, может быть, и не Фарух и не парень, но об этом позже,
из меня вышел, кажется, прекрасный волонтер
но сегодня я уезжаю гулять два дня на набережные Петрозаводска,
а потом вернусь и все вам расскажу.

upd
ася написала вот

Istanbul

Apr. 20th, 2011 11:36 pm
shmarla: (Default)


туристические фоточки, иногда снятые на палочку от мороженого (с) сертун
Merhaba! )
shmarla: (Default)
все надеялась, что афины как-то улягутся во мне, перестанут болезненно напоминать о себе случайными газетными заголовками, затерявшимися чеками со словом ευχαριστώυμε и снами про море и горы -- но вот уже две недели, а все становится лишь яснее.
-- там принято нумеровать этажи, начиная с нулевого, и, только приехав, в своем хостеле я десять минут искала номер, который должен был находиться на втором этаже, но его там не было.
-- там уличные псы раскормлены и ленивы, лежат тючками на заполненных людьми тротуарах, ровненько на входе в магазины, перед гвардейским караулом около парламента; каждый из них носит ошейник, часто какой-нибудь веселенькой расцветки и имеет вид существа хорошо потрудившегося в прошлой жизни.
-- а у гвардейцев огромные пумпоны на ботинках, и раз в сколько-то минут они, чтобы размять ноги, исполняют странный ритуальный марш туда-сюда между своими будочками -- высоко задирая ноги в этих смешных ботинках, медленно, как в рапиде, идут друг другу навстречу, и замирают на минуту в двух шагах друг от друга -- одна нога в воздухе, рука крепко сжимает ружье. а потом расходятся. греческая йога.
-- их язык так разошелся по всем остальным, что глаз регулярно спотыкается на ценниках и вывесках, завидя знакомые черты. около акрополя стоят несколько стендов, на первом из которых большими буквами написано ПРОГРАММА, а дальше убористо и неразборчиво что-то -- и я, устремившись туда, чтобы почитать, что там за программа-то такая, не обнаружила больше не единого слова по-русски и какое-то время еще недоумевала. или вот в витрине h&m'a, например, около манекена списочек того, что на нем надето, и первым пунктом палто. кто бы мог подумать. а за палтом сразу панталоны. зато банк вовсе не банк, а трапеза. а кожа вовсе не кожа, а дерматин. о коварные данайцы.
-- и он очень красивый, этот греческий язык, очень. я первым делом заучила несколько обязательных для всякого вежливого человека слов, и к пятому дню так напрактиковалась составлять их в произвольные комбинации, что любимая тетенька из сигаретного киоска (это тоже греческое слово, кажется) даже спросила, не живу ли я здесь.
-- там курят. курят всюду, везде и все. запрет на курение в общественных местах не сильно бьет по людям, у которых 10 месяцев в году лето, да и в целом плевать они хотели на законы, видимо -- ася про это писала что-то вроде "откроем пошире двери, вот у нас и улица". так и есть.
-- вообще эти греки ужасно свободолюбивы, конечно, там истинное, истинное сердце демократии, она разлита в воздухе и проникает в тебя, как газ, сразу и, кажется, надолго. по любому мало-мальскому поводу они устраивают бучу и выходят на улицы потрясать транспарантами -- это не считая официальных митингов и демонстраций и беспорядков по расписанию. в первый же вечер я с какого-то тихого переулка вырулила на площадь, набитую коммунистами под завязку, наши пожилые подвижники удавились бы от зависти. коммунисты пели песни, что-то членораздельно вопили в рупор и вообще получали удовольствие.
-- а каждое 17 ноября, в память о восстании в политехническом институте в 1973 году и убитых тогда студентах в городе шествия и мрачное отмечание -- с крушением автомобилей, изрисованными стенами, десятеричным усилением полиции*** и прочим. меня пугали очень, и я даже собралась куда-нибудь сбежать на этот день, но какой-то хмурый, но словоохотливый полисмен меня успокоил и попросил лишь не соваться в гущу событий, так что я провела тихий вечер в своем туристическом райончике, наблюдая за полицейскими вертолетами, мухами снующими по небу.
-- вообще они там все довольно хмурые, и это почему-то было приятно, хаха. ну то есть если бы греки до кучи были бы еще и искрящимися счастливчиками, это было бы уже чересчур -- а так, в метро народ ездит с кислыми мордами, и вообще лишний раз не улыбается, и чувствуешь прям вот, живые люди; зато заговорит до смерти, дай только возможность.
-- наслушалась комплиментов на год вперед. от случайных попутчиков в метро, от мужчин, с которыми довелось гулять вечерами, от симпатичных барменов бесконечных кафе -- все играют в увлекательную игру "затащи иностранку в постель" и не скрывают этого нисколько, но разочаровываются в отказе вполне серьезно. зато некоторые из них успели показать мне что-то новое, до чего я сама не дошла бы.
-- хотя девушки у них очень красивые.
-- а про акрополь не буду вам рассказывать, он исхожен туристами вдоль и поперек и в нем почти не осталось ничего человеческого (хотя, наверное, там и не было особо ничего человеческого). но под акрополем есть древняя агора, и вот там-то меня и накрыло. там совсем руины, разбитые куски колонн на земле, но храм гефеста почти целехонек стоит; я шла след в след за аристотелем и императором адрианом и меня нечеловечески перло. как вот археологи выстраивают цельную картинку по тому, что остается, я не понимаю.

но все это неважно. ну то есть это все люди или порождение их рук, что прекрасно, удивительно, завораживающе и так далее -- но там я, как мало где до этого, почувствовала, насколько этот город - живой. ты идешь, а тебе в пятки стучит чье-то огромное сердце, и вот этот симбиоз, вот он самое удивительное. это как жить на ките из старых моряцких легенд. так вот во снах и хожу по нему вторую неделю, так и хожу, слушаю.

может теперь меня хоть чуточку отпустит.
________
*** "Греческие университеты с момента восстановления демократического правления пользуются правом экстерриториальности — полиции вход туда запрещён. Допустить полицию на территорию университета может только единогласное решение ректорского совета, который состоит из преподавателей и студентов." (с)wiki
по-моему, это офигительно.
shmarla: (Default)
Сегодня утром, рассвет на Дионисиу Ареопагиту.



+ )
shmarla: (Default)


вернулась.
поняла, почему наркотические приходы тоже называют трипами -- но три дня в скандинавии очистили меня так, как не мнилось ни одному кокаину.
полная и абсолютная перезагрузка всего организма -- на физическом и эмоциональном уровнях.
но как, как, я не знаю.
это вот, наверное -- ты берешь велик напрокат и нарезаешь круги по городу, в котором тебе нравится все -- архитектура, уличное искусство, люди, пабы, вереница ангелического вида пятилетних детей, возглавляемая расхристанным светловолосым юношей-воспитателем, бесчисленные папы с колясками;
ты никуда не торопишься и все успеваешь.
пьешь лучший в своей жизни капучино в милой сетевой кофейне, где за соседним столиком дедушка с внуком терпеливо мучают математику.
ты едешь сначала на запад, а потом на восток города, чтобы посмотреть то, что тебя интересует, и внезапно оказываешься в океанариуме и лунапарке, где все желтое, красное, голубое и в фонариках -- и все улыбаются.
да и вообще все везде улыбаются -- все улыбаются и заводят с тобой разговор на финском или английском, стоит вашим глазам пересечься.
а потом ты ищешь место, где поужинать и вот такой, весь в миллионе одежек, ветровке, которая велика на три размера, с рюкзаком за спиной, пристегнув велик на входе, заваливаешься в дорогой итальянский ресторан, где съедаешь центнер изумительной раскаленной пасты под одобрительными взглядами официантов.
а потом, в ожидании парома на остров, где тебе повезло жить, устраиваешь ночной велопрогон про пустынным набережным в южной части города.
а на пароме какой-то камерунец в ослепительно белом костюме и дикого вида леопардовых штиблетах вытягивает ноги на соседней скамейке и рассказывает про white party, с которой его срочно вызвали на работу на этот самый остров, вот почему он такой красивый, и обещает найти тебя на фейсбуке.

вот эта вот абсолютная свобода
передвижения, выражения эмоций, получения радости от всего что тебя окружает, доверия друг другу, государству и богу -- без какого-либо внутреннего надрыва, старания - это просто данность, за которой ты протягиваешь руку. тебе помогут, подскажут, улыбнутся, тебе скажут, что ты красивая, о, вы такие красивые девушки, да еще и с этими изумительными сигарами.
можно мне тоже одну?
shmarla: (Default)


фотографии из хельсинки совсем не хочется показывать, разбирать, вешать куда-то.
хочется просто туда вернуться и все, без всех вот этих излишних телодвижений.
смотрю на них и чувствую запах балтийского моря.
++ )
shmarla: (Default)
спасибо вам, Юля, за чудесную открыточку из Андалусии, из города, который находится в ущелье.
просто с ума сойти как приятно. но я хочу ваш обратный адрес! у меня тоже найдется приятная картинка )

и да, спасибо всем, кто поучаствовал -- это таки сработало. не успев толком вернуться, купила билеты обратно в суоми -- и третьего сентября полечу шляться по финским пабам в компании пуширки и ночевать на острове.
еще бы вот определиться поскорее, куда я хочу на день рождения.

а это оранжерея хельсинского ботанического сада.


а это ссылка на хорошего человека, пусть будет тут
shmarla: (Default)
лучший вид на этот город


был где-то еще один, но там мальчики, я боюсь смотреть.
финны очень симпатичные.

не привезла ни одного художественного фото, чем очень довольна.

что еще? ах да, у вас тут ад.

Profile

shmarla: (Default)
shmarla

December 2012

S M T W T F S
      1
2345 678
91011121314 15
16 1718 19 202122
2324 2526 27 2829
3031     

Most Popular Tags